Видеоэкспонаты
  • Решаем вместе
    Расскажите, как музей может стать лучше? Ждём ваших предложений

  • Рубрика #Cтрашные_истории
    17 августа 2023

    Рубрика #Страшные_истории

    Продолжаем цикл якутских народных легенд о смерти любимых артистов первых трупп. Петр Михайлович Решетников (1915-1960) — артист, конферансье и исполнитель песен. «Он сыграл в 103 пьесах 130 ролей: в 41 оригинальной якутской пьесе -63, в 17 классических пьесах — 21, в 45 пьесах советской драматургии – 46. […] Сыграв роль Ленина, он начал Якутскую театральную лениниану». Чтец в концертах и по радио, превосходный конферансье и исполнитель песен во всех концертах театра; режиссер- постановщик; возглавлял и был членом оргкомитетов и жюри смотров и фестивалей художественной самодеятельности в республике. Первый якутский в республике. Первый якутский киноартист — «Следы на снегу»/ «Ленфильм». Депутат Якутского городского Совета народных депутатов, председатель Якутского отделения ВТО. Засл.арт.ЯАССР (1941 г.), [Никитин П.П. Мастера якутской сцены. — Якутск: Кн. изд-во, 1985. – нар.арт.ЯАССР (1955 г.), засл. арт. РСФСР (1955 г.), нар. арт. РСФСР (1957 г.). Орден Трудового Красного Знамени (1958 г.), медаль «За трудовое отличие» (1947 г.). Член КПСС с 1949 г.» — с.24-26, 279. 305с., ил.] Он скоропостижно умер на 45 году жизни в больнице от неизлечимой болезни, в самом расцвете творчества, когда многие перспективы открылись перед ним. Эта легенда была слышана мною в Вилюйском районе РС(Я) в 1988 г от двух пожилых людей, сельских работников — легенда о смерти Петра Михайловича Решетникова. Они рассказали мне народную версию причины смерти артиста. Огонь глаз — отличительное свойство шамана от простого человека. Пуля, попавшая в глаз дополняет, перефразируя смысл «огня глаз» в его простой народной трактовке. Бахсы — местность, названная «шаманской». Много костей шаманов покоится в окрестной тайге. «Слово «багши» по- монгольски — учитель, наставник (см. словарь Бимбаева), а по Тарскому и Джагатайскому наречиям тюркского языка «бахши» — врач-колдун (См. Радлов — «Опыт — словаря тюркских наречий»)» По легенде на П.М.Решетникова в шамана древности. Смысловая цепочка — название местности, наделение артиста шаманским даром — обязана иметь третий семантический компонент шаманской темы — живой дух древности.

    Никто не уходит от судьбы

    Земля Ытык Бахсы – древняя священная земля великих шаманов – родина моего деда Петра Решетникова. Тайга в окрестностях Бахсы сплошь смешанная и лиственничная. Деревья стоят, сцепившись своими ветвями, совершенно непроходимой стеной. В ее дремучих лесах много старинных и древних шаманских погребений. Имена тех шаманов давно забыты, сами могильники уже разрушились от времени, но дух шамана не умирает никогда. Он живет в веках, являясь хранителем людей одной с ним крови и проклятьем для чужих.

    Могилы великих шаманов живые всегда обходят далеко стороной, и шаманские могилы почти всегда располагаются в самом глухом лесу. Приходить, и даже подходить близко к могиле шамана без позволения самого духа всегда чревато последствиями. Когда наступает время, дух сам призывает к себе своего избранника-наследника.

    Однажды Петр во время театральных гастролей во время войны приехал на родную землю. Давно же он там не был! Как приятно вновь оказаться на родине. Много лет прошло с той поры, как он с родительской семьей переехал в город. Он вырос, стал артистом, много работал, и слава пришла к нему. Горячая любовь зрителей была тому подтверждением, а также и уважение как к общественному деятелю. Вся жизнь его была посвящена людям. И вот сейчас он стоял на новом ее рубеже. Горизонты профессии предстали перед его внутренним взором, и сердце потребовало побыть наедине с самим собой.

    Петр взял свое ружье и пошел побродить по лесам. Долго ли, коротко ли он бродил, и ноги вывели его на далекое урочище. Быстро наступала августовская черная ночь. Он поставил палатку и сидел, глядя в пляшущий огонь костра. Глядя внутренним взором на переплетение дорог и направлений жизни, он размышлял о них, моля удачу.

    • Я помогу тебе, — услышал он голос. – Я буду всегда с тобой и помогу в твоей работе.
    • Спасибо, внутренний голос, — ответил Петр. – Вот как бы живая душа меня так поняла, как ты. А так, всего же даже другу не расскажешь, – и вздохнул.
    • А я не друг. Я наставник, — был ответ, – и я живая душа.

    Петр обернулся. За спиной сидел сморщенный древний старик в оборванных одеждах. Петр поразился живому яркому огню его пронзительных глаз.

    • Никто тебя так не поймет, как я, — сказал старик.
    • Да ты подходи, садись к огню, поешь. Что ты делаешь тут в глуши? Прячешься от колхоза? – спросил он старика.
    • Ерунда. Я здесь живу, — ответил старик, пересаживаясь к огню. Он присел напротив Петра. Они смотрели друг на друга, и у Петра возникло ощущение, что он знает этого старика очень хорошо. «Наверно, в детстве его видел», — предположил он.
    • Уважаемый, я же тебя знаю. Где мы виделись? Напомни, пожалуйста, – с улыбкой сказал старику Петр.
    • Правильно, в детстве, — с улыбкой же ответил тот на только что возникшую мысль. – Я твой родственник.

    «Наверно, кто-то из моих родственников спрятался в лесу от переселения», – подумал Петр и спросил об имени. Старик назвал свое имя. Оно было старинным якутским.

    • Ты что-то говорил про то, что ты меня понимаешь? – вернулся к теме знакомства Петр.
    • Да как никто, — как-то запросто ответил старик. – Хочешь, расскажу тебе одну вещь? – спросил он.
    • Расскажи, — заинтриговано ответил Петр. Костер мерно потрескивал, и старик медленно начал говорить, пристально смотря в глаза:
    • Дерево поражает молния и получается огонь. Если на огонь, на горящее дерево поставить котелок, то станет вариться суп, – старик указал на костер и варящийся в котелке суп. – Правильно? А ведь только от тебя самого зависит, вкусный будет суп или нет.
    • Так, — ответил Петр, немного переварив информацию. Он понял, что старик говорит иносказаниями.
    • Дерево горит огнем, греет котелок, а в нем варится суп, – повторил старик свою медленную речь. – Так же и мы с тобой. – Старик смотрел на Петра в упор. — Я горящее дерево, а ты котелок. И все твои дела – твой суп, наш суп. – Петр пытался понять, к чему клонит его странный собеседник. Видимо, его недоумение было явно, и старик продолжил:
    • У человека три души: мать-душа, земля-душа и воздух-душа, – старик стал разгибать скрюченные узловатые пальцы. — Мать-душа — твой жизненный дух, дух твоей жизни; земля-душа – оживотворяющий дух твоего тела; воздух-душа – дух, рожденный твоими мыслями. Так?
    • Верно, — согласился Петр. Старик рассказывал ему о старинных якутских представлениях о душах, заключенных в человеке.
    • Котелок – это ты сам, я же – огонь дерева. Я помогу тебе сварить лучший суп, но ты должен идти со мной до конца.
    • Как так? – удивился Петр.
    • Когда-то я был шаманом нашего рода. Наш род тогда процветал. – Старик вздохнул. — Настало время мне успокоиться, но мне надо найти замену. Я позвал тебя.
    • Когда? – недоуменно спросил Петр.
    • Я позвал тебя, и ты пришел, – с улыбкой ответил старик.
    • Кто ты? Нашего пышного рода давно нет, меня никто не звал, – не переставал удивляться Петр.
    • Теперь я просто душа, все еще живая душа. Я умер много-много лет назад. Мир изменился с тех пор, даже моя могила, трижды поднятая, опять лежит на земле. – Скрипучий голос медленно проговаривал эти слова, и волосы на затылке человека зашевелились. – Мне надо успокоиться, но для этого мне нужен преемник. Я знаю, это будешь ты. Поэтому сейчас я позвал тебя.
    • Но постой, сейчас нет шаманов. Я не могу сейчас стать шаманом. Этого нельзя делать, — серьезно забеспокоился человек. – Я не смогу жить как шаман. Жизнь сейчас совсем иная! – Протесты и аргументы теснились в сознании.
    • Не бойся, ты сможешь, — прожигая глазами собеседника утвердительно сказал дух.
    • Нет, ты меня не знаешь, — протестовал Петр.
    • Не смеши меня, я-то тебя знаю, как никто другой, – засмеялся шаман. – Я же твоя мать-душа. – Мороз пробежал по спине человека. – Мы с тобой одно целое. Я живу в тебе, а ты живешь мной. Ты мой кровный потомок, и поможешь мне успокоиться.
    • Не может быть, я не шаман и никогда им не стану! – отпирался Петр. – Ты привидение. Я болен. Уходи, не тронь меня! – уже умолял человек.
    • Я живу в тебе с самого твоего рождения. Я уже горю самой твоей жизнью, а ты не хочешь мне просто помочь? – огонь глаз стал угрожающим.
    • Нет, я не хочу быть шаманом! – почти кричал человек. – Я не могу и не хочу! Проси чего хочешь, но оставь свои планы!
    • Ладно. Ты сейчас сильно встревожен. Здесь я тебя оставлю, но… — старик был недоволен. Нотки его скрежещущего голоса стали угрожающими. – Ты знаешь, что бывает с теми, кто отказывается от посвящения?
    • Нет.
    • Они умирают. – Последовала тягостная пауза. Петр понял, что дух не шутит. – Они умирают, но не простыми людьми. От посвящения невозможно отказаться. Рано или поздно ты согласишься со мной, – твердо сказал дух.

    Петр смотрел в глаза старика шамана. Он не собирался отводить глаза, чтобы не показаться ему испуганным. Он смотрел в них и думал: «Уйди, уйди!» Старик откинулся на спину, пропав из области света догорающих углей. Человек остался один в непроглядной темноте августовской ночи.

    Самый темный ее час застал его мысли о смерти.

    «Мы с тобой сможем сделать великие дела», — скрипел голос шамана у него в голове. «Ты не сможешь избежать посвящения, — старик торжествовал. – А если и попытаешься увильнуть, то я – твоя жизнь, везде тебя найду и заберу с собой». «Я заберу тебя, ты будешь со мной, ты будешь вместо меня! – неслось у человека в голове. — Живой или мертвый! Живой или мертвый!»

    Петр вернулся в деревню. Он уже стряхнул с себя ночной кошмар. Но появилась тяжесть на сердце. Он смотрел новыми глазами на деревню, на людей, на дома и скотину, на машины и небо. Потом он уехал дальше по гастрольным дорогам.

    Той осенью Петр оказался вновь в тех краях. Причем группа охотников за зайцами приехала не в деревню Бахсы, но в леса около того бахсытского урочища со стороны другой дороги соседнего улуса. Они подъехали примерно к тому месту, где у Петра была встреча с судьбой.

    Охотники были счастливы. Осенняя охота на зайцев – любимое занятие, да и развлечение всех мужчин Якутии. Веселая компания зажигательно проводила время. И однажды Петр рассказал им историю о своей встрече с духом старых шаманских костей.

    • Это же опасно! Как ты смог отказаться, и тебе за это ничего не было! – удивлялись слушатели.
    • Это же дух, призрак. Что он может сделать? – дунув, как бы прогоняя призрак, отшутился как всегда Петр.

    Все шло прекрасно, охотники продвигались вглубь тайги, добычи было много. Но Петр стал что-то промахиваться в стрельбе. Он никогда так не промахивался. «Может, у меня что-то с глазами?» — подумал он. Он попросил у друга ружье пострелять – получалось прекрасно. Друг стрелял из его ружья, тоже все хорошо. Но сам Петр не мог попасть в цель из своего ружья.

    • Да ты нас разыгрываешь! – смеялись товарищи. Они думали, что Петр их так смешит. Но он не смешил. Ему было не до смеха. «Что случилось с прицелом?» — досадовал он.

    На перерыве между загонами он в сердцах стал чистить дуло и прицел. Оружие было чистым и исправным. Петр был очень озадачен. Что делать? От нечего делать он заглянул в дуло. А ружье выстрелило.

    Никто не уходит от своей судьбы.



    Author of the theme: Tonyc - freelance.ru/users/tonyc